Записи

Все. Бюджет принят. Два с половиной месяца марафонской гонки достигли апогея на прошлой неделе, и после трехдневного финального спринта, состоявшего из 780 голосований, экстренного заседания комиссии из-за досадной ошибки в голосовании одной из депутатов коалиции, мы это сделали.

У государства есть экономический план работы, у министерств есть возможность делать новые проекты, у стариков, ветеранов, инвалидов есть дополнительные пособия (начиная с января 2022 года), утверждены реформы, направленные на снижение дороговизны жизни. Можно подводить итоги.

Некоторые из вас, прочитав первый абзац, подумают: «Снова он про бюджет. Когда уже продукты в магазине станут дешевле? Когда зарплата поднимется? Когда налоги опустятся? Когда жизнь станет лучше?». На некоторые вопросы есть однозначный ответ, на некоторые – нет.
Ведь, каждый начинающий экономист знает, что экономика, а тем более государственная, это не точная наука. Это не элементарная физика, где все, ну или почти все, четко и ясно.

Экономические теории и прогнозы, а также реформы и законы, основанные на них, очень часто разбиваются о бесконечную плеяду экзогенных факторов. Большую часть из которых можно предугадать, выстраивая экономическую модель, но, к сожалению, бывают сюрпризы.

Мы старались сделать максимум, советуясь, основываясь на мнениях специалистов из самых разных сфер, проводя бесконечное количество встреч, используя сложные статистические модели, пытались минимизировать риски. Надеюсь, что у нас получилось, надеюсь, что в самое ближайшее время вы почувствуете на себе результаты нашей работы, и ваша жизнь станет лучше.

Совсем скоро мы узнаем, получилось у нас или нет. И тогда вам придется судить и оценивать результаты нашей работы. Судить на основе результатов, а не на основе пламенных речей, постов в социальных сетях и бесконечных интервью в СМИ. Сторонники и противники, все в равной мере почувствуют на себе наши реформы. Каждый сможет решить для себя и поставить нам оценку.

Но эта статья о другом, подводя итоги гонки за бюджетом, я хочу поделиться с вами тем, что я выучил об израильском обществе, о нашей политике и о политиках, о нашей маленькой стране и о комплексной картине действительности, в которой мы с вами живем. Обсуждения бюджета с позиции главы финансовой комиссии, это как зеркальный лабиринт, в котором видны отражения всех слоев общества, эти отражения смешиваются и отражаются, перекрывают и влияют друг на друга.
Последствия принятых решений меняют положение зеркал в лабиринте, смешивают все заново. Секретные обсуждения бюджета Минобороны, основанные на анализе угроз, стоящих перед государством, смешиваются с реформами в сфере транспорта, влияют на решения в сфере образования. Проблемы социального обеспечения пересекаются с вопросами о здравоохранении и о развитии конкуренции. В этом лабиринте легко заблудиться.

В какой-то момент ты понимаешь, что нет одной абсолютной правоты, что каждое «объективное» мнение, основано на субъективной точке зрения, и ты как, человек, принимающий решения, которые повлияют на векторы развития государства, должен видеть перед собой маяк абсолютной правды, которой просто нет.
Твоя «правда» в лучшем случае частично пересекается с «правдой» другого, а в худшем, кардинально ей противоположна. Разношёрстность нашего общества еще более усиливает этот эффект. Может быть в какой-то другой стране, в какой-нибудь Дании, например расхождение «правд» не столь значительно. Но у нас, собравшихся тут после двух тысяч лет скитаний по всему миру всего чуть более семидесяти лет назад, «правды» очень разные и их очень много.

Это, наверное, во многом объясняет ту стагнацию, в которой находилось наше государство в последние годы. Политики, стоявшие у руля, запутались в сетке бесконечных интересов и сосредоточились только на своем собственном, сводя все к простой формуле: самое лучшее что можно сделать – это ничего не делать.

Именно поэтому, в последнее время лидеры страдали отсутствием политической смелости и боялись реформ и изменений. Именно поэтому мы нашли огромное количество пробелов, которые нужно было и еще нужно будет закрывать.

Если бы мы следовали принципу наших предшественников, мы могли бы просто принять бюджет, так сказать, свести дебет с кредитом, не усложняя себе жизнь сложными реформами, вызывающими разногласия не только в обществе, но и внутри нашей непростой коалиции. Просто принять бюджет и гарантировать существование этого правительства.

Но ведь, если правительство существует просто для того, чтобы существовать, оно теряет право на существование.

Это мое мнение, всего лишь моя субъективная «правда».